Вы читаете staraya_koryaga

Верхняя запись Расписание

2014, сентябрь - декабрь

02.09.14 - Бесприданница, Маяковского
06.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, КЗЧ
08.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, КЗЧ
10.09.14 - Безумный день, или Женитьба Фигаро, театр им.Вахтангова, (ВМ), премьера!
12.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, КЗЧ
18.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, КЗЧ
19.09.14 - Борис Годунов, (КБ), Ленком
20.09.14 - гастроли театра Гешер в Маяковского
23.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, КЗЧ
24.09.14 - Гаргантюа и Пантагрюэль, (КБ), Театр Наций
26.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, КЗЧ
28.09.14 - VI Большой фестиваль РНО, БЗК

04.10.14 - Органная музыка Германии ММДМ, 13:00 (с внуком)
10.10.14 - Нюрнберг, РАМТ
11.10.14 - Платонов,  Сезон Станиславского
16.10.14 - Книга Иова, Сезон Станиславского
26.10.14 - Сказка о царе Салтане, ММДМ, 17:00 (с внуком)

02.11.14 - Абонемент № 4 (Детский). «Сказки симфонического оркестра», БЗК
29.11.14 - Инструменты в лицах с А. Варгафтиком, ММДМ, 13:00 (с внуком)

28.12.14 - Абонемент № 4 (Детский). «Сказки симфонического оркестра», БЗК

Ссылка на дате приведет вас к отзыву о просмотренном спектакле.
Курсив - билета пока нет, но есть желание! ).

тэги:

Бесприданница

2 сентября открыла сезон "Бесприданницей" в театре Маяковского. Спектакль - одна из последних премьер прошлого сезона, в зале - аншлаг!
Самое удивительное в этом замечательном действии - его ритм и присутствие реки. Тихий плеск волн, качающиеся бревна, пароходные гудки, цыганские напевы, деревянные лодки и даже вполне себе "живой" осётр воссоздают реальную атмосферу приволжского провинциального городка. И спектакль, словно рыбацкая сеть с крупными ячейками, соткан из сцен, возникающих отдельно, репризами, и меняются они с каждым поворотом круга, как бы выныривают из этой реки. Сначала это кажется странным, но ритм завораживает, нарастает и смотришь не отрываясь, ахая, и аплодируя особенно удачным пассажам. Их много, зал просто взрывался аплодисментами.
Казалось бы, ну что нового можно показать по этой хрестоматийной пьесе А. Н. Островского? Однако, режиссеру Льву Эренбургу удалось немало удивить искушённого зрителя, таких поворотов судеб главных героев, нюансов их чувств и взаимоотношений даже при внимательном прочтении оригинала вы не обнаружите. И правда, режиссер - соавтор, у него своё видение, и свои задачи, скучно не будет! Действие обильно смочено водой: ею умываются, пьют, плюются, брызгаются, смывают боль и разочарование, на ней подскальзываются, наконец, да тах лихо, что порой опасаешься за целлостность актерских организмов!
Актеров на сцене - семеро, и все они прекрасны. Но выделяется ярко блистательный дуэт двух Алексеев - Фатеева (Паратов) и Дякина (Карандышев). Хороши оба - не передать словами, что вытворяют на сцене, каждый жест точен, а все движения легки и непринужденны. Удовольствие, с каким они играют, передаётся и будоражит кровь. Замечу, что и персонажи в их исполнении становятся яркими, многогранными, раскрываются порой неожиданно и заставляют задуматься: так ли уж беспутен и циничен Паратов, а Карандышев не только жалость, а и уважение вызывает. И три других мужских персонажа обрели новые черты, превосходно подчеркнутые Ю.Лахиным, В. Макаровым и И. Евтушенко. Конечно, без режиссерских фантазий и тут не обошлось, тем интереснее смотреть. И женщины у Эренбурга иные - не похожа на роковую Лариса (Полина Лазарева) и уж совсем неожиданная ее матушка, Оксана Киселева. Вдова показывает крутой нрав, интересное прошлое и печальную свою участь. Кстати, Оксане в спектакле еще удалось изобразить и цыганский табор в одном лице, и в финальной сцене она предстает вроде и не вдовой, а общим собирательным образом несчастной, дошедшей до последней черты русской женщины. Лариса же, не знаю, благодаря возрасту или, может, характеру актрисы, показалась запутавшейся, до отчаяния желающей счастья, но такой робкой и нежной в душе, совсем не роковой, а прекрасной, юной и все-равно сводящей с ума всех мужчин этого чудного местечка.
В общем, спектакль замечательный, очень рекомендую. Сезон, надеюсь, тоже не подкачает!

Сотворившая чудо, РАМТ

Невыдуманная история о слепоглухонемой девочке Элен идет на сцене РАМТа уже почти 10 лет. Спектакль о том, как любовь может погубить, а может спасти.

Действие начинается еще до того, как погаснет свет в зрительном зале: по сцене ходят актеры, негромко переговариваются, расставляют стулья, накрывают скатертью стол. Непринужденность атмосферы подчеркивает ажурная веранда, водяная колонка с настоящей водой, высокое летнее небо и кажется все обитатели этого приятного дома так же беззаботны. Когда появляется девочка, неловкие ее движения, игра с мячом, привязанным за веревочку, поначалу вызывают в зале смех, и лишь когда становится понятно, что с девочкой что-то не так, зал замирает. Татьяна Матюхова в роли Элен так естественна, словно глаза ее действительно не видят, а уши не слышат. И острый приступ жалости к ней не проходит в течение всего действия. Родители Элен, растерявшись от неожиданного горя (девочка родилась здоровой, но в полтора года из-за болезни мозга утратила зрение и слух, и потому не научилась говорить), только и могли что любить ее, беззаветно и безрассудно, превратив тем самым ребенка в маленького тирана.  Какое будущее ждало девочку? Неуправляемая, капризная, и в то же время беспомощная и ранимая, она уже стала раздражать и третировать своих близких, задумывавшихся о приюте. Все меняется с приездом в дом гувернантки Анни/ Елена Галибина. Она тоже любит эту девочку, но ее любовь - не жалость, а вера. Вера, которая помогает научить Элен распознавать значения предметов, научить словам, манерам, жизни среди людей.
Спектакль - не мелодрама, несмотря на такой сентиментальный сюжет. Много смешного, яркого, прекрасные декорации, освещение - закаты и рассветы, автомобиль, - все сделано с прекрасной любовью, и играется также. Безусловно, Елена Галибина и Татьяна Матюхова - талантища и ключевые фигуры. Но и все остальные персонажи - замечательный актерский ансамбль!
В зале - процентов 70 - школьники, прекрасный и трудный возраст, и все увлечены тем, что происходит на сцене. Устроили овацию актерам, весь зал встал, кричали, я такое в опере только слышала! Вот настоящее чудо, которое творят рамтовцы - пробуждают чувства, дарят радость, ненавязчиво учат добру. Что может быть важнее такого театра?
Многие московские спектакли-номинаты фестиваля Золотая Маска-2014 смотрела в течение сезона, и не планировала пересматривать, стараясь успеть на привозные. Вот и "Участь Электры" в РАМТе - почти полтора года назад, в дни первых премьерных показов. Однако, увидев в FB анонс о вводе на роль Эзры Мэннона Ильи Исаева - тут же купила билет!

В памяти всплыл, как мне тогда показалось, главный "герой" спектакля Алексея Бородина: огромный, черный, сложной конструкции, вращающийся Дом. Легко и изящно он трансформируется, то обнажая свою многокомнатную душу, то скрывая ее, а в нужный момент превращается в корабль. Но суть остается неизменной - это гигантская шкатулка с секретами, только вместо них - скелеты. За перевоплощениями этого дома вновь весь вечер с восхищением наблюдала, все три акта. Черные стены, белые вазы с белыми цветами, затем вместо цветов - сухие ветки, затем вазы становятся тоже черными, и появляются черные цветы, чтобы уже окончательно сгинуть в этом огромном всепожирающем чреве. Гениальная работа художника Станислава Бенедиктова. И только лишь один раз дом попытался вырваться из своего черного образа, когда Орин/ Е. Редько воскликнул - свет! пусть будет в доме много света! И дом ... попытался взлететь и наполнился воздухом - ровно на одну минуту, потому что нет в нем воздуха, нет света, нет жизни. Она вытекает из него, по капле, с каждым новым "белым лицом" становящихся мертвыми персонажей. И выстрелы - сначала - салют, но затем только пули, только в цель, прямо в сердце. И лишь портреты на стенах этого дома становятся зловещее и мрачнее.

Илья Исаев появляется на сцене с первых секунд, на таком же мрачном портрете, и трудно отвести взгляд от его суровых глаз. Эзра Мэннон - хозяин, властный, уверенный, сильный, обожаемый дочерью, ненавидимый женой. Вот он вошёл, Илья, и спектакль зазвучал - роскошным мощным аккордом, задавшим правильный тон.
Он вернулся, стиснул жену в объятиях, и я только одно не могла понять - как можно не любить его? Эффектная, словно с обложки голливудской афиши, Кристина/Янина Соколовская, так затрепетала, что показалось, и она на секунду засомневалась! Хотя, Адам Брандт/Алексей Веселкин, преемник, конечно, достойный - романтик!

Странная история, полная безысходность, невыносимость бытия, невозможность счастья. Ритм спектакля задают  свет и музыка, и они же подчеркивает его трагичность. Стук кастаньет похож на торопливый бег смерти, или на хлопанье дверей-крышек дома-шкатулки. Щемящие звуки скрипки, словно ветер, завывающий в опустевших огромных комнатах и в саду. Гигантская луна, то заливает Дом мертвым светом, то скрывает в мрачных, словно шепчущих что-то тенях. Прекрасная работа художника по свету Андрея Изотова.

Отчаянная, раздираемая противоречиями, и так пытающаяся устроить свое счастье Лавиния/ Мария Рыщенкова. Как выросла актриса в этой роли! Ее Винни ведет сложную борьбу с собой, со всеми этими Мэннонами, теряет любящего и всепонимающего отца, и в своей страшной мести - мать, брата и, наконец, себя. За нее болит, ноет сердце. Она, Электра, из ревнивой девочки-подростка перевоплощается в красивую, так похожую на свою мать женщину, жаждущую любви, счастья, но участь ей предстоит иная. Без крика и "спецэффектов", Мария, словно камертон, настраивает зрителей на высоту своего искусства. Кажется, до последнего мгновения, зрители не хотели верить, что и ее лицо покроет белая маска. Слышали бы вы этот горький вздох огромного зала...

В спектакле и молчание красноречиво: как входил в кабинет отца, смотрел на портреты, как, съежившись, забился в угол Орин/ Евгений Редько, как отчаянно и решительно писал свою исповедь: лицо, в свете свечи, тонкие пальцы, поднимающие рассыпавшиеся листы...

У спектакля есть послевкусие, хочется подумать, понять почему, остановить в себе разрушительные эмоции, настроить свою жизнь. Накануне я смотрела другой номинант на ЗМ, привезенный из Петербурга. Те же вечные темы жизни и смерти, любви и ненависти, тоже много смертей. Но впечатления разные. Здесь белые маски, там кровавые реки, здесь замирание сердца, там головная боль и резь в глазах. В "Макбет.Кино" я не увидела ни Макбета, ни даже кино, а лишь мелькание кадров, как при переключении каналов телевизора. В памяти остались сцены с дождем и зеркалом. Конечно, это мое восприятие, частное, зрительское. И прекрасно, что в театре, в этом лучшем из миров, есть разное, и каждый может выбрать своё.
Пожалуй, впервые мне так неуютно и непросто писать о спектакле К.Б. Понятно, что у него все спектакли непростые, но настроение и даже, точнее, состояние моё после просмотра и во время просмотра прослушивания этого текста было странным.
Это про "Лед", спектакль по роману В. Сорокина, поставленный К. Богомоловым в Польше. Спектакль показывали вчера, 3 марта, в Театре Наций, в рамках премии "Золотая маска", вне конкурса. Попытаюсь разобраться в своих ощущениях.
 Перед началом выдали наушник, и вместо титров, три часа звучал приглушенный, почти бесстрастный голос режиссера, читающего текст. При желании, можно было не слышать голосов актеров, ведь они были такими же бесстрастными, ровными, словно читающими по бумажке непонятные по смыслу слова.
Первая часть без-антрактного действия называлась Ветхий Завет. Надпись появилась на экране-заднике и там же иногда появлялись большие куски текста, описывающие действия, которые должны были в это время (время чтения зрителем текста) происходить. Хорошо, что не происходили. Это опять же вписывалось в общую концепцию бесстрастного повествования, монотонного, почти как, помните, раньше ходили такие люди, распевали: харекришнакришнахаре или что-то подобное.
Впечатление не было бы столь для меня гнетущим, если б не этот текст. Сплошной мат и мерзость. Актеры передвигались, словно роботы, говорили, словно роботы, механически раскладывали и складывали кресла-кровати, садились, ложились, поворачивали головы к экрану, когда на нем отражался текст, затем опять смотрели в зал.
 Я пыталась отстраниться от неприятного мне текста, разглядывала лица на сцене, но лишь во второй части (Новый Завет) вышла актриса, действительно от которой не хотелось отводить глаза. Как потом выяснила, это Данута Стэнка, очень красивая и очень холодная. Хотя, она позволила себе некоторую эмоциональность, несмотря на то, что в течение часа почти одна была на сцене и, собственно, тоже читала-рассказывала свою историю.
Я не поклонница творчества Сорокина. Совсем. Чего не скажу про К.Б. Но, в этот раз, видимо, не совпало.
Временами, во второй части, было ужасно смешно над нелепыми в духе "юстас - алексу" моментами. Меня совсем никак не цепляла эта тема про голубоглазых с говорящим сердцем, я сидела и думала: зачем? Зачем ему это? Что-то же он хочет донести, достучаться этим своим молотом нецензурным до каждого в зале.
Но, мое сердце не отзывалось.
Буду читать умных критиков и друзей своих, которые смотрели вчера и смотрят сегодня.
Может, что-то и пойму.

Добавила после размышлений:
Ну про лежащую на поверхности ассоциацию лед- ледяное, равнодушное, бесстрастное это я поняла, если что.)
Но, опять же - лед - он ведь обжигает, не хуже огня. И уж мне, северянке ли не знать, что лед совсем не бесстрастный...
И про мат: конечно, если с точки зрения восприятия, в книге на фоне объема текста, он режет, но не так. А здесь, пропорции стали такими, что абстрагироваться от этого мне, не ругающейся совсем, было очень-очень сложно.
Почему я пошла? Из любопытства, из интереса к творчеству КБ, ну и наверное, попытаться понять что-то.
Вот я сейчас с внуком своим трехлетним играю все время в космические полеты (тема у него такая в фаворе!), и мы на разные прилетаем планеты, выдумываем всякие миры, воюем с монстрами, приручаем их, разговариваем, привозим к ним, жителям этих неведомых планет, друзей, если они одиноки... Есть смысл.
И здесь, конечно есть, но почему же мимо меня?
Зато вот в этом - высший пилотаж КБ - не отпускают его спектакли, думать о них заставляют, даже сейчас.
По приглашению "Национального фотоархива ГеоФото" побывала в субботу на выставке "Первозданная Россия" в ЦДХ. Поехала, можно сказать, скорее за позитивом, хмурым утром, от хандры спасаясь. И, знаете, помогло! )
Условно можно мои впечатления разложить на три "полочки": собственно фотографии выставки, рукотворное чудо русских ремесленников и мастер-класс Вадима Штрика, генерального директора фотоагентства.
Фотографии живой природы, сделанные мастерами, редко кого оставляют равнодушными. Кроме того, самостоятельно увидеть этих животных, насекомых, пейзажи необыкновенно прекрасные вряд ли получится когда-либо, по крайней мере в объеме, представленном на этой выставке. Это мощный источник информации, помноженной на эмоции. Недаром много посетителей, и, что отрадно, детей. Да, многие снимки я уже видела в Интернете, но, напечатанные в большом формате они притягивают взгляд и раскрывают свои тайны. Неблагодарное занятие переснимать чужие шедевры, но и удержаться трудно.))



За лисичкиным хвостомСвернуть )


Спектакль Сергея Голомазова по пьесе Эдварда Олби из тех, что бередят душу, не в лоб, не оглушая, а незаметно, через смех приводя к слезам, задают вопросы и помогают найти ответы. Ровно десять лет на сцене три прекрасные актрисы рассказывают историю одной жизни - своей, чужой, нашей, - почти два часа, без антракта.
Действие делит на части другая грань - темнота, наступающая внезапно на сцене и в зале, и тишина, прерываемая аплодисментами. Сначала перед нами больничная палата, или комната в доме престарелых, где вокруг очень старой, слегка уже не в себе, женщины, хлопочут еще две - сиделка и помощник адвоката. Уже в програмке три персонажа объединили сравнением: С выглядит так, как очень старая 92-летняя А выглядела бы в 26 лет, а В - как А в 52 года. И, как выясняется, не случайно. После "светового" антракта на сцене те самые три женщины, на высоких стульях, одетые в белые свадебные платья (девичьи мечты и грезы!), но образ их един. Младшая, С/ Зоя Кайдановская, средняя, В/ Вера Бабичева и старшая, А/ Евгения Симонова и та, жизнь которой они олицетворяют, лежит в коме, на больничной коечке, в уголке сцены, похожая просто на манекен. Жизнь, длиною в 92 года не раз меняла и облик, и характер своей героини, и фантастический шанс - увидеть, как это было-будет-стало, увидеть себя в 26, 52 и 92...кто отказался бы?
Молодая, полная жизни и ожиданий, восторженная Зоя. Как хочется ей узнать, что и кто ждет ее там, в будущем! А жизнь шлифует и тело, и душу - и перед нами Вера, ликующая и страдающая, самоироничная и знающая себе цену. Посмотрите ей прямо в глаза, сколько в них страсти, любви, отчаяния и все еще надежды! Иная Евгения, в своем закате, уже все узнавшая и прожившая, закутавшаяся в белый воздушный шлейф, словно в кокон, мудрая и всепрощающая. Диалоги между ними блистательны, зал то взрывается от смеха, то сдавленно молчит, смахивая слезы. Темы, поднимаемые в спектакле находят отклик и у мужчин, и у женщин любого возраста.
Есть еще один, молчаливый, персонаж - сын/ Марк Вдовин. Он - единственный мужчина в Ее жизни, и тот, со шпагой, из девичьих грез, и тот "одноглазый пингвин", за которого вышла замуж, и тот, родной, которого родила и ради которого...Помните народную мудрость? "Если женщина готова ради мужчины на все, значит это ее сын". Он уходит и возвращается, он кружит в вальсе Ее, в ее 26, в 52 и в 92. Он замирает у ее руки в последнем поцелуе-прости. Без слов. За него все сказали они, эти три женщины, высокие не ростом, а величием души. Я тоже знала таких. Одна - моя бабушка. А вторая...сегодня сорок дней, как ее не стало.
Комок в горле, слезы в глазах и благодарное очищение души. Если вам дороги такие эмоции, то это - ваш спектакль.
В формате очень малой сцены, в гостиной на седьмом этаже Дома Актера играли спектакль "Насильники". В анонсе, размещенном на FB значилось:
"Художественный руководитель постановки - Вера Бабичева,
Актеры театра на Малой Бронной, выпускники ГИТИСа мастерской Сергея Голомазова 2010 г.,которые никак не хотят расставаться и взрослеть."
И хотя на сайте самого дома Актера никакой другой информации, кроме как "зрительские встречи" или что-то подобное, невнятное, не было, народу в зал набилось - тьма. Вот действительно, не то что яблоку негде упасть, а и актерам выбежать из-за импровизированных кулис было весьма проблематично!
Популярность-то какова! И недаром.
На крохотном треугольнике как бы сцены - минимум декораций и максимум действия. Кринки с сухоцветом, пара старых чемоданов с металлическими уголками, связки книг, старая зеленая садовая лейка и облупленный шкап - именно через "п", трехдверный. Вот из него-то как черти из табакерки и выскакивали персонажи этого задорного, если не сказать лихого спектакля!
Дух студенчества - да, витал, и озорство пьесы А. Толстого ли тому виной, или радость от возможности "тряхнуть стариной" недавним выпускникам Сергея Голомазова, не знаю. Но спектакль получился фееричный. Знаете, вот словно выдохнули, хлопнули рюмашку - и понеслось! ))
Актеры, как потом выяснилось, и гримировались сами, и режиссер Вера Бабичева тут же стояла, отмашки только им давала, да музыкальному редактору. Атмосфера создалась замечательная. Кто пропустил, тех жаль! ))
Я не буду говорить про актеров - ибо каждого перечислить тогда нужно. Это был всеобщий радостный "на абордаж!" какой-то. )) И от того что они вот тут не только на расстоянии вытянутой руки. а просто касаются тебя, когда мимо шмыгают, и от того, что сидишь на уровне сцены, и от действия этого по спирали раскручивающегося, на душе так жарко становилось и весело. Эта команда - шикарнейшая!
Жаль только, что нет в театре на Малой Бронной малого зала, и не идет там спектакль этот замечательный, нет его в репертуаре театра.
А может, теперь появится?


фото со страницы  фб-аккаунта Ekaterina Dubakina.
Пожалуй, этот эпитет более всего подходит к моему восприятию очередной РАМТовской премьеры "Лада или Радость". Удивление возникло сначала при прочтении текста Тимура Кибирова - одновременно поэтически возвышенного и разговорно приземленного, где вместе на лавочке и философия Канта и проза деревенской жизни. Никакого намека на пьесу. Как такое можно поставить? В попутчики напросилось жгучее любопытство и мы "втроем" отправились в РАМТ. ))

Спектакли, где актеры размещаются вместе со зрителями на сцене театра, в общем-то уже и не удивляют, но здесь "пространство собственно сцены" располагалось между рядами зрителей, по 4 с каждой стороны, таким образом действие было обращено и в зияющий своей пустотой огромный зал, и к правой и левой кулисе со зрителями. И сам сценический помост поражал своей оригинальностью, функциональностью и простотой, которая и есть настоящее искусство (художник Н. Симонов). Представьте прекрасный светлый некрашеный деревянный помост, от которого уже веет теплом и уютом. Но он не прямой, а состоит из трех волнистых частей, в самом начале помоста сооружена горка со ступеньками и покатой частью, в середине этих волн-холмов-сугробов несколько люков, активно используемых в течение всего спектакля, а своим концом упирается помост прямо в "четвертую стену", то есть в зал. Есть еще шкаф, тоже деревянный, и волшебная скамья, припадающая в самые "нужные" моменты на одну ногу, вызывая смех и смятение у сидящих на ней персонажей. Нет, пожалуй, не описать мне это чудо, не стану более и стараться.

Действие происходит в маленькой деревушке, с мистическим как бы названием Колдуны. И перед зрителем проходят все времена года, и жители деревни меняют босоножки на сапоги, а их на валенки, и собирают яблоки, и листопад, и снежные сугробы, и речка, все тут, на помосте этом волшебном происходит.

Удивительный и жанр у спектакля, обозначенный в программке как "хроника верной и счастливой любви", ни больше, ни меньше! А любовь, она ведь разная бывает. Здесь - о собачьей, собственно. И любви, и судьбе. Собаку, с чудным (опять!) именем Лада играет Нелли Уварова. И если вы вдруг подумали, что это типа детский утренник с зайчиками и котятами, то нет. Уровень - самый высокий, и сложнейшая роль эта сыграна очень тонко и я бы даже сказала филигранно. И ведь собака - она же только говорить не может, а "существо, ... такое же, как я, живое, разумное, чувствующее, думающее, и и еще страшней — сказочная возможность, что она вдруг нарушит свое молчание…”.

И если с ролью Лады как-то все сразу определено и понятно, то с остальными персонажами происходят, опять же, самые удивительные и невероятные превращения. Программка подсказывает, что все в спектакле - Актрисы и Актеры, а также...и далее идет перечисление всевозможных ипостасей, где соседствуют рядом кошачья кличка и непонятный Чебурек, коза и и снежная баба, тополь и критик..чудеса да и только!

Конечно, есть актеры, играющие по одной роли (казалось бы): Татьяна Матюхова/ Александра Егоровна - очаровательная миниатюрная старушка с добрым сердцем и ласковыми глазами, Наталья Чернявская/ Маргарита Сапрыкина - роскошная дама " даже и не скажешь, что бабе под шестьдесят, высокая, дородная, груди — во! ну и зад, и, как пишет Бунин, “все те формы, очарование которых еще никогда не выразило человеческое слово” тоже — ого-го!"; и Тарас Епифанцев/ Жора - "неутомимый искатель приключений на собственную задницу", хулиган и балагур, изъясняющийся исключительно цитатами из стихов, частушек, прибауток и песен разного содержания, от оперных арий до простых попсовых. Подозреваю, что именно из-за его "репертуара" спектаклю и поставлен статус 18+, ибо матерное слово хоть и не явно, а проскальзывает, то в не произнесенной рифме, а то и шепотком. Я очень не люблю нецензурную брань и в жизни и на сцене, а вот, поди ж ты, не коробило, скорее веселило это словоблудие Жорино. Хорош, хорош Епифанцев!  И все же, не только в рамках своей роли, но и за автора, и от себя лично, актерское, произносят они на сцене. И так все искусно сплетено, кружева! Режиссер Марина Брусникина в свойственной, пожалуй, только ей манере, так любовно-бережно текст авторский подает - объедение!

Четверо меняют роли, и впечатление такое, что, словно в "Береге утопии", на этой крохотной сцене - все рамтовцы! ). Ну или из-за кулис подсказывают, похрумкивают, подвизгивают, появляются вдруг из люков, как из подполья и пропадают в огромном пространстве зрительного пустого зала.

Алексей Блохин - кот Барсик, совсем как тот, ученый, из Лукоморья, говорит загадками, а Чебурек его и вовсе на смеси тарабарского и идиша что-то лопочет и поет. Вот только я так и не поняла, зачем это он с собой все время ноутбук носил?

Владислав Погиба - он же Харчевников, он же муж ненаглядной Александры Егоровны - суров, плечист и не речист. На гармошке играет!

Прекрасный Виктор Панченко - тонкий тополь, чуткий поэт, добрый врач и много-кто-еще - самый, пожалуй, удивительный персонаж, перевоплощающийся мгновенно и изящно.

Александра, Александра - вот уж выпало такое: и мифическую козу,  и грудастую снежную бабу, и злобную врачиху, и девочку Лизу, и даже! - жену Чебурека - сыграть в одном спектакле и всё столь разное одинаково хорошо!

Итак, о чем спектакль-то в итоге?  О радости, любви, преданности, о жизни, которая у каждого своя, и о том добром, которое хоть и не часто нам в реальной жизни встречается, но в которое все мы, зрители, в глубине души своей верим.

Спектакль этот смотрится словно танец, на одном дыхании (хоть и с антрактом), и удивительно слаженно танцуют и поют, и рассказывают, и играют-живут на сцене эти замечательные люди - актеры театра РАМТ. Рекомендую!
Отпуск, дальние страны, море, пляж, счастливые люди! Скажете, а причем здесь театр? или я про работу свою рассказываю? А вот и нет, про спектакль. Премьеру на Бронной я ждала с нетерпением, и, наконец, увидела.

На фоне ослепительного солнца, у кромки моря две семейные пары наслаждаются отпуском. Расслабляются, пьют шампанское и признаются друг другу в... любви? Они знакомы двадцать лет и, кажется, знают друг о друге все. Однако, стоит только "разбудить спящую собаку", и счастливая семейная жизнь предстает в совсем ином виде.
Познакомившись на вечеринке, две женщины выбрали себе двух мужчин, и трое считали этот выбор сознательным, а одна - стечением обстоятельств, случайностью, которую, впрочем, она и устроила всем когда-то.
Ах, как же заманчиво посмотреть, что было бы с нами, если сделать другой выбор, прожить другую жизнь. И как страшно и больно может ранить такая  возможность.
Четыре человека и один пляжный шезлонг, бокалы и бутылка шампанского, вот, пожалуй и все. А на сцене два часа без антракта - удивительное действие, где, как и в жизни, комическое и трагическое смешались в одном экзотическом коктейле. Остается только выбрать - тянуть его через соломинку, или выпить залпом. Титры, информирующие о температуре воздуха и воды, направлении ветра, и кадры лунного пейзажа распаляют атмосферу. Жарко, душно, весело, страшно, все, что угодно, только не скучно.

Выход красивых актрис в купальниках, музыка, шелест волн - зрители вооружились биноклями, настроились развлечься, и попались. Это настоящий, увлекательный триллер, причем тема думаю, отзовется в каждом. Что мы делаем, как живем, с кем, зачем? Счастливы ли мы, и что же это такое, наконец, счастье...

По сюжету участникам этой истории под пятьдесят а то и "с хвостиком". Режиссер Сергей Голомазов шаманит - мужчины на сцене в реальном возрасте своих героев, а вот женщины...ух, какие это женщины! молодые, прекрасные, чувственные, яркие! Спасибо за этот выбор! Реме/ Татьяна Тимакова и Лаура/ Надежда Беребеня - из тех, на которых мужчины не просто оборачиваются - шеи выворачивают. И молодость не мешает раскрыть характеры героинь, а как раз подчеркивает красоту и силу.

Признаюсь, я ждала такой роли для Татьяны Тимаковой - яркой, бенефисной, она практически все время на сцене, в невероятных душевных состояниях, раскрывает свой талант многогранный. Мощная, умная актриса, несмотря на свою хрупкость и чувственную красоту. Здесь она закручивает интригу, ей же и выпадает самый жестокий урок судьбы. И как она играет, поет, молчит, кричит, шепчет, касается своих мужчин любимых, и даже просто как лежит! - вот стоит посмотреть, да! И имя запомнить, и в других спектаклях ее искать.

Героиня Надежды Беребени прямолинейней и проще, но актрисе удалось провести некую грань между двумя судьбами, и "стервозность" ее получилась немного даже трогательная, на мой взгляд.

Что же о мужчинах сказать? И они разные, и играют по-разному, да только одинаково хорошо! Висенте Владимира Яворского - как две стороны одной медали, и успешный бизнесмен, и недотепа, да только вот медаль то одна - за полное отсутствие собственного "я". В его персонаже больше комичного, и зал с удовольствием отзывался на реплики, награждая актера смехом и аплодисментами.

Иван Шабалтас - Пабло - вот мужчина, с которым бы хоть на край света! Сколько мужественности, спокойствия и мужского обаяния, даже в сцене "рукопашного боя"! Раскрывает характер героя одной интонацией, легким жестом, такой мастер! Ну и бонус зрительницам, пусть и с спины, а покажется во всей своей мужской красе.

В общем, спектакль замечательный, к просмотру рекомендую. Специально все сюжетные переплетения не раскрываю, и советую не читать критику - смотрите, наслаждайтесь, удивляйтесь и радуйтесь!

потеря года

http://vita-vlada-tom.livejournal.com/

Тамара. Веселая жизнелюбивая Тома. Дачница и танцорка, отчаянная и тактичная, такая жи-ва-я!

Она ушла 22 декабря.

Пусть будет земля пухом.

Мое расписание. 2014

январь

11 января - Канкун/ Бронная
14 января - Лада, или Радость/ РАМТ
20 января - Насильники/ Дом Актера
23 января - Три высокие женщины/ на Малой Бронной
26 января - Cantus Cölln (Германия)/ ММДМ

февраль
09 февраля - Возвращение домой (В. Мирзоев, премьера)/ Частный театр в дк им. Зуева
16 февраля - Морозко, детский/ ММДМ

март
01 марта - Князь Игорь, МЕТ/
03 марта - Лед, К.Богомолов, ЗМ/  в им. Пушкина
08 марта - Чайка, К. Богомолов/ МХТ
11 марта - Кулинарный мастер-класс
12 марта - Возвращение домой (В. Мирзоев), в пом. театра на Бронной
15 марта - Сказки небесной коровы, детский, ЗМ/ в Мастерская Фоменко
22 марта - Тихий Дон, Театр Мастерская, СПб, ЗМ/ в ЦИМ

апрель
03 апреля - МакбетКино, Ю.Бутусов, ЗМ/ в им. Пушкина
04 апреля - Участь Электры, ЗМ/ РАМТ
06 апреля - Айболит/ ЦТРА
08 апреля - Франциск, ЗМ/ Новая Опера
09 апреля - Сотворившая чудо/ РАМТ
13 апреля - Бука/ Домик Фанни Белл
          -  Камень/ Театр Наций
24 апреля - Мой папа Агамемнон, К. Богомолов/ На Страстном
26 апреля - Берег Утопии/ РАМТ

май
20 мая - Улыбнись нам, Господи!/ Вахтангова

Если курсивом - только хочу, если со ссылкой на событие и обычным шрифтом - билет уже куплен.
По ссылке на дате события можно посмотреть отзыв (не всегда! )).

тэги:

Моя новогодняя ёлочка


ёлочка к Новому году, рождественский шарик

Новый год, Рождество - время, когда мечтается особенно легко. А ведь мечты даже опережают время. Мы ещё идём к цели, а мечта уже рядом с ней. Так пусть в новом году реальность будет как можно быстрее двигаться за мечтами, и они будут сбываться как можно чаще!

Получить свою ёлочку.

La grande bellezza

Любите ли вы Италию, как люблю ее я?
И в ночи, в Берлине, смотрю странный фильм про этих странных итальянцев, наслаждаясь видами прекрасного Рима и упиваясь красотой прекрасного языка. Италия, bella!
Спасибо, Кира sbforever2009, за наводку!
Итак, "Великая красота" с изумительным Тони Сервилло в главной роли. Да, именно он, il divo, и прекрасная ремарка с Фанни Ардан, к тому же фильму отсылает, ну и режиссер тот же, Паоло Соррентино, вот собственно и почему смотреть!
Не ищите смысла, его нет, не ищите сюжета, его также нет, это фильм-медитация, фильм-воспоминание, фильм-ностальгия, для влюбленных в Италию, в эту La dolce vita, и что еще там мелькнуло?, и, конечно, изящная ирония, и некоторое любование этой изящностью, и любовь, и море, в общем, все, за что и любим Италию! ))
Ну и да, фильм в этом уходящем году был показан в Каннах, и в Берлине, и отмечен наградами, Тони Сервилло - лучший актер European Film Awards 2013.
Италия манит...
А фильм, кстати, у нас и сейчас идет, в Москве, в одном кинотеатре вроде только.

p_F
Der fliegende Holländer, романтическую оперу Вагнера поставил в этом сезоне Филипп Штёльцль/ Philipp Stölzl, который, изначально сценограф, как написано в его биографической справке на сайте Staatsoper. И действительно, именно сценографией своей спектакль покорил.
Представьте, на сцене - кабинет, с книжными стеллажами от пола до потолка, камином, креслами, напольным глобусом, и почти во весь задник сцены - картина, в тяжелой раме. На картине. естественно. море в шторм, норвежские (вероятно) скалы. В кабинет входит девушка, забирается на лесенку и снимает с высокой полки тяжелую книгу, которую затем читает. Все это под увертюру. девушка засыпает, почему-то вверх ногами (закинув ноги на спинку дивана, к картине. И тут холст картины поднимается как занавес, а там - корабль. моряки, шторм. ну и все что положено по сюжету.
То есть действие самой оперы разворачивается в картине, как бы во сне этой девушки-Сенты. Когда появляется корабль - призрак, то Голландец/ Michael Volle - роскошный баритон, он выходит из картины в кабинет, и девушка, проснувшись, прячется от него под огромный стол, накрытый белой скатертью. Впоследствии оттуда выйдет уже именно Сента/ Emma Vetterс, сопрано. А девушка уходит в картину. И далее по ходу много всяких вариантов с этим "двойным" сюжетом, во втором акте вообще в картине появляется такой же кабинет, в нем - тоже картина, и в ней опять кабинет. и во всех горит камин, стоят книги. в общем, фантастиш!))
Проиллюстрирую это немного снимком с поклонов (лиц, естетсвенно, не видно - я на балконе сидела, но оформление сцены как раз вот.):
DSC_342320131213_287

Кстати, и на балконе - прекрасно слышно и видно, также оркестр и дирижера и без бинокля, хотя его всегда с собой беру.
Что касается музыки - мне показалось идеально, так вот все очень сбалансировано. Чуткий и внимательный дирижер Daniel Harding.
И голоса меня если не восхитили, чтоб до "в зобу дыхание сперло", но и не раздражали ни разу, прекрасно и красиво звучали все.
По крайней мере этот голландец мне больше понравился, чем у нас в Стасике. Нет. не в Стасике, в Большом. ))) Спасибо, Гриша, за внесенную ясность.
 Вот еще Орфея в аду посмотрю у того же режиссера, но это 21-го.
Этот вечер, 5 декабря, стал кульминацией  проекта, посвященного юбилею В.С. Розова, в который вошли и театральный фестиваль "В поисках Розова" и Розовские чтения, и переиздание книги "Удивление перед жизнью", и выставка в Бахрушинском. Что-то я видела, что-то пропустила, выставка до 22 декабря, еще можно успеть. Но, главное - вот этот вечер замечательный я не проморгала, спасибо Ирме Михайловне и Маше! Прекрасные лица в зале, аншлаг, вход по приглашениям, все "в теме", шепотом называют имена появляющихся на экранах людей, близких драматурга.
На сцене воссоздан уголок кабинета Виктора Сергеевича, с его подлинными вещами, креслом, лампой. Иногда на столе звонит телефон и В.С. отвечает с экрана, и этот "эффект присутствия" прекрасен. Напротив -  рояль, длинный стол и за ним уютно сидят РАМТовцы, словно пришли в гости, "на огонек", к своему большому другу. Алексей Владимирович Бородин открыл вечер, и зазвучал Розов.
Читали, пели, танцевали, слушали записи, смеялись, грустили, радовались, удивлялись, - вот так естественно, без пафоса и надрыва, спокойно и душевно, очень тепло и талантливо это было. И душа не только откликалась, она ликовала!
Какие красивые девушки в платьицах! Про то, как в РАМТе умеют петь, наверное, знают все. А кто не знает - ну дак пора уже! ))
Хочется всех обнять, восклицая, как вы прекрасны! И, кстати, по окончании, на фуршете в фойе театра, это легко и можно было сделать. Я и призналась, Алексею Блохину, в любви к его таланту! ))
Люди, идите в РАМТ, там светло!


Случалось ли вам путешествовать? Нет-нет, по городам и весям - это со всеми случалось. Путешествие во времени - вот настоящее приключение! Итак, в "Аркадию"!
Пьеса Т.Стоппарда проста и совершенна, потому еще так интересно смотреть, что получается "на выходе", на сцене. Действие происходит в старинном доме, с огромными окнами и садом. В одной и той же комнате, но в разное время, на два века разное. Среди связок книг, конторки и пары небольших рабочих столиков перед зрителем современики Байрона, в начале века девятнадцатого, и почти наши современники, в конце века двадцатого, изучают эпоху Байрона и собирают материал для своих изысканий в этом самом доме.
И те, и другие - любят, спорят, волнуются, смеются и острословят.
Прекрасные и простые декорации (А.Порай-Кошиц) -огромная во всю сцену застекленная терраса, и через три ее двустворчатые двери происходит смена времен и персонажей. А за ними - сад, и садовые скульптуры, распаковывают и обратно заколачивают в ящики, и, кажется сад вишневым, и дворецкий так похож на слугу Фирса. Привиделось? Да вряд ли. Так мягко режиссер (С. Голомазов) сближает Стоппарда с Чеховым. И также объединяет героев обеих эпох эпизод с передачей тетрадей, по цепочке, из рук-в-руки, из века-в-век. Спектакль очень гармоничный, нет фальшивых нот, поспешности и позы. Все так естественно и жИво. И много любви, не только по ходу действия, не только персонажи, но и актеры, кажется, относятся друг другу с большой симпатией, и оттого такая необыкновенная легкость и озорство. Хотя в пьесе много философских тем, да и просто "зубодробильного текста", математических терминов и прочая. Но, даже не читавшим пьесу, почти все понятно. Ведь главное - это человеческие отношения, передача тепла, которая может и погубить, и спасти весь этот сложный мир.
Актерский ансамбль прекрасный. Ироничный ловелас Септимус/ Данил Лавренев, очаровательная в своей непосредственности Хлоя/ Екатерина Дубакина, хорош и "двуликий" Гас-Огастес/Сергей Кизас, очень энергичный ученый-хапуга Солоуэй/ Иван Шабалтас, элегантный учетчик дичи и любитель черепах Валентайн/ Андрей Рогожин. И восхитительна озорная интеллектуалка Ханна/ Вера Бабичева. Когда она на сцене, да еще в том и в этом красном, глаз не отвести. Лишь она одна видит персонажей другой эпохи, и своим откровением делится со зрителем, сияя от счастья. И даже печальный финал светел. А "молчаливый" вальс, в раскрытых настежь дверях, на стыке времен, очень красиво завершает этот чудесный спектакль.
Это вторая моя "Аркадия", и было очень приятно увидеть среди зрителей героя первой, Кирилла Рубцова, актера и директора театра С.А.Д. Эти "Аркадии" разные, по темпераменту и актерам, но похожи в одном: вызывают восхищение у своих зрителей и радость от прикосновения к такой красоте!
Рекомендую всем!
(хотелось бы увидеть свежие фото, весь спектакль кто-то активно щелкал камерой!). :-)

Карамазовы. МХТ

После спектаклей Богомолова всегда так. Невозможно вымолвить ни слова, одни междометия, мысли скачут, и жалко, что все кончилось (спектакль пять часов с двумя антрактами!), и счастье, что смотрела, что можно выдохнуть, наконец. Вообще, это мазохизм такой - идти и знать, что будешь выжатая, истерзанная, и душу твою высекут, и мозг взорвут, и будешь ты, страшно довольная, еще несколько дней этим спектаклем "болеть". Вот, а теперь, собственном, о том, как это было.

Все пространство сцены по периметру  затянуто мраморными с золотыми прожилками стенами, с широким бордюром в стиле гжель сверху. В этом пространстве, как в саркофаге и происходит все действие. Массивная черная мебель, кожаные кресла, одно кресло - совершенно потрясающее - в виде носорога. Роскошь с траурным оттенком. Над сценой стильный экран, и два экрана по-меньше периодически то появляются, то исчезают из двух противоположных сцен. На экранах проецируются изображения сидящих на сцене персонажей, в разных ракурсах, и титры, читать которые в равной степени и удовольствие и шок, как и слышать язык Достоевского из уст актеров. В спектакль вместился практически весь роман, и персонажи. И в тоже время, это, конечно, рожденный К.Б. совершенно потрясающий театральный монстр.

Ключевое в нем - пушкинское, "У лукоморья дуб зеленый" - прочитанное с экрана Надеждой Борисовой так, что тот самый "русский дух" реально начинает пахнуть. И воплощение одним актером, блистательным Виктором Вержбицким, и старца Зосимы и Смердякова, линию смердящего духа через всё действие как красное знамя проносит. Благодаря видео-камерам актеры постоянно крупным планом,  С любого места в зале все видно и слышно (за что отдельное спасибо режиссеру!). Ансамбль актерский великолепный, впрочем, иначе у него и не помню. Миркурбанов/ Федор - мелким бесом рассыпающийся и такое вдруг выдает Чертом в финале. Кравченко/ Иван с ледяной усмешкой и отчаянными от боли глазами. Иконописный лик Розы Хайрулиной/ Алексей. Удивительный Филипп Янковский - такой особенный у него Дмитрий, "летающий" что ли, и интонации те самые, знаменитые, и другой. Очень удачная роль. И снова Мариной Зудиной восхитилась, ведь в каждом спектакле у К.Б. она иная, но всегда шикарная. А Дарья Мороз - Катерина, жесть и огонь, и красные туфли, и все нипочем. Совсем иную я Грушеньку увидела, Александра Ребенок такого шарму в кокошнике напустила, и слезу крупным планом, и смех ее русалочий. Да все, все герои.

В спектакле столько пластов, столько смыслов и режиссерских ходов, что только ахаешь, и не успеваешь осмыслить все, по-хорошему его бы не один раз посмотреть. Здесь вместо гроба - солярий, из уст Алексея вырывается почти реактивный вопль, а из под рясы - свет божественный, сексуальная сцена сыграна одними взглядами на фоне почти непристойных смачных титров, здесь священник отпевает хитом Queen, здесь памятник сходит в зал и раздает возложенные к нему цветы, здесь" русский дух, здесь Русью пахнет". И я там был... И вы. Живем мы здесь, в этом аду, и карамазовых среди нас миллион.

Надеюсь, спектаклю дадут жить, ведь: " я люблю тебя, жизнь!", и многие сумеют его посмотреть. И я может еще раз смогу. А то, что он еще долго не отпустит, это факт. Это живой, настоящий театр, то, что в историю входит и остается в ней и в воспоминаниях современников в том числе.
Неоднозначные впечатления оставил спектакль "В добрый час" Русского театра Эстонии, показанный в рамках театрального фестиваля "В поисках Розова". Пьесу, написанную драматургом в 1954 году и многократно поставленную в советские годы, (да и фильм, наверное, многие помнят), берет молодой режиссер Иван Стрелкин, надеюсь не только "ради юбилея". Конечно, хочется понять, зачем? Для начала, поразмышляю о том, как это было сделано.
На сцене, в интерьере квартиры "с окнами на Кремль",  среди горшков с комнатными растениями и трехлитровых банок, разворачивается действие. От зрителей актеров отделяет мутноватая полиэтиленовая пленка, словно "четвертая стена".  Правда, актеры лихо освоили  все пространство зала На Страстном, появляясь даже на балконе.
Временные границы тоже размыты - тут и полет Гагарина, и песни в исполнении Муслима Магомаева и Вячеслава Бутусова, общая атмосфера напомнила мне и мои бурные восьмидесятые. Конечно, тема "отцов и детей", или, "учителей и учеников", как указано в программке, вечная, и, возможно, вне времени. Но вот нюансы все же как-то привязываются к датам. Порадовали молодые, действительно, очень соответствующие реальному возрасту своих героев, артисты. И беспорядочную беготню-суету и несколько показную веселость и активность можно на этот возраст и списать.
Несмотря на всю эту бурную деятельность, добрую треть этого полуторачасового спектакля я откровенно скучала, даже клевала носом. Не цепляло. Несмотря на некоторые параллели с собственной далекой юностью, и недавней родительской ответственностью. И даже наблюдение за тщательной "дезинфекцией" рук и "жонглированием" трехлитровыми банками не спасало. Оживил действие Аркадий в образе Риголетто (?), да, пожалуй, лозунги, проецируемые на полиэтиленовую сцену.
Слабая попытка бунта в виде кромсания пленки и надписей на стенах должного эффекта на меня не произвела. И лишь сгорбленные фигуры родителей, сидевшие в финале на опустевшей и "обезображенной" сцене, немного разбередили душу.
Задумалась я - где тут "поиск Розова"? На мой взгляд, все же, просто пересказ.  И не потому ли я так часто применяю кавычки, когда пишу эти строки, что - не верю? Получилось какое-то поколение "недо-бунтарей" и "недо-наставников".
С другой стороны, весь обратный путь домой о спектакле размышляла и вопросы себе задавала. А вместо ответа врубила на полную громкость "the best is yet to come!" любимых scorpions, авось лучшее впереди!
Хотя, не могу не вспомнить, виденный ранее, и включенный в программу фестиваля спектакль  "Год, когда я не родился", МХТ, К. Богомолова, действительно потрясающий.
На спектакль пришла второй раз, сознательно пыталась подавить эмоции, воспринимать так сказать "умом", не сердцем. И смотрела с разных ракурсов. Если первый раз (25 октября) - из очень крайнего левого партера, то во второй (15 ноября) - с правого бельэтажа (первый акт) и крайнего правого амфитеатра (второй акт). Заметила разницу: один из пронзительнейших моментов - отражение теней, когда ладонь "большого" Чарли словно гладит, охраняет и оберегает "маленького" Чарли, увидела только во второй раз. Появление в спектакле этого малыша, alter ego Чарли, бессловесного, но очень выразительного, помогает понять зрителю, что творится в душе у главного героя, проходящего на наших глазах жесткий путь от простодушного дурочка до высокоинтеллектуального полиглота и обратно. И обреченная поза, невнятные шаги в сочетании с маниакальной настойчивостью возникновения на сцене этого "маленького" не дает покоя, тревожит зрителя и отнимает надежду на счастливый конец этой непростой истории. Роль "отражения" сыграна, кстати, очень достойно, жаль не нашла в  программке имя исполнителя.
Спектакль стал динамичнее, поменялся задник комнаты Чарли во втором акте, и это хорошо, ибо провокационное фото девушки Фэй отвлекало, мне показалось и сама Фэй/Дворжецкая Анна была не так агрессивна, и одета не столь вызывающее, не перетягивала на себя внимание, сохранив в то же время свой образ ярким и точным.
Но, как и в первый просмотр, мне не хватило сильного акцента в сцене начала "обратного отсчета", когда становится понятным провал эксперимента, и ужас возвращения героя в умственное небытие кажется, должен охватить зрителей.
Линия взаимоотношений Чарли с сестрой, мне показалось, не раскрыта столь выпукло, как в романе, очень жаль, что убрали встречу Чарли с Нормой в доме матери. Зато все сцены с родителями, с воспоминаниями Чарли о детстве пробирают до мурашек. Думаю, вряд ли кто в зале удержался от слез, когда Максим Керин произносит: "Это моя мама", поднимая ее на руках. Реализуя вечное детское "возьми меня на ручки" теперь, став взрослым и "умным", в отраженной форме, он сияет от счастья, от возможности обнять маму, дать ей почувствовать свою любовь. Пожалуй, именно роль мамы - вторая по сложности, после Чарли, и Лариса Гребенщикова точно и органично передает все нюансы. Мы видим страдающую, разрывающуюся между горькой любовью и яростной ненавистью к сыну мать, жалеющую и стыдящуюся его. И осколки разбитой чашки, зыбкая, прерывистая попытка связать эти две потерянные души - одна из многих удивительных режиссерских находок - если не ранит, то уж точно царапает что-то важное в нашей душе.
Максим Керин в роли Чарли - не играет - проживает на сцене фантастическую жизнь, перевоплощаясь, страдая, торжествуя, отчаиваясь и любя. Он почти все время на сцене, в фокусе внимания зрителя, "ходит пятками по лезвию ножа и режет в кровь свою босую душу". Неимоверно трудная и столь же талантливо исполненная роль.
Шаманство или наука, можно или должно, что движет "людьми в черных и белых халатах", когда они пытаются исправить природу? Доктор Шраусс/ Алексей Маслов и Барт/ Александр Доронин, каждый по своему, пытаются дать ответ, показывая азартность в начале и растерянность в конце пути. Но ответ знают только двое подопытных - мышонок Элджернон и Чарли. Безмолвный мышонок умирает, запутавшись в лабиринте, а Чарли...Его занимает другое - стать таким, как все, любимым, своим, желанным, живым! В финале, отправляясь в свой последний приют - дом для умалишенных, он спускается в зал, садится среди зрителей, как бы говоря: я такой же, как вы, примите меня, если вы не можете полюбить, смейтесь, но не отвергайте и не делайте вид, что меня нет. И это - главное, на мой взгляд, что хотели сказать создатели спектакля нам, зрителям и пробудить сострадание в наших душах.
Живу своей жизнью, а Vivere est cogitare!

тэги

календарь записей

Сентябрь 2014
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
Разработано LiveJournal.com